Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Белый  голубь

«Это моя вторая семья»: кем стали дети, пережившие захват школы в Беслане.

«Это моя вторая семья»: кем стали дети, пережившие захват школы в Беслане.
Опубликовано в сети – 3 сентября 2021 года.
Автор – Анна Семёнова.
Источник – https://russian.rt.com/russia/article/902618-beslan-deti-zalozhniki
17 лет назад, 3 сентября 2004 года, в ходе штурма были освобождены заложники, которых террористы удерживали в школе №1 в Беслане. Три дня взрослые и дети провели без еды и воды, в чудовищной жаре и тесноте. В результате трагедии 333 человека, в том числе 186 детей, погибли. RT поговорил с выжившими учениками и узнал, как события в Беслане повлияли на их жизнь.

«Увидел в груди дыру».
Молодому врачу Зауру Козыреву сейчас 27 лет. 1 сентября 2004 года десятилетний мальчик готовился пойти в четвёртый класс. «Это было обычное утро, я, как всегда, не хотел рано вставать, — вспоминает он. — Я решил зайти в кабинет к своей учительнице — меня насторожило, что дверь была заперта, как и соседние. Класс начал собираться на линейку, и тут началась стрельба. Со школьного двора два выхода, террористы зашли с первого, где стояли дети помладше. Я хотел убежать во вторые ворота, через которые удалось спастись старшеклассникам, но в нескольких метрах от меня появился террорист и начал стрелять в воздух. Вместе с остальными младшеклассниками нас загнали в школу».
Заур рассказывает, что мог погибнуть в первый же день захвата: «В спортзале была суматоха, очень много людей, и на меня нечаянно села какая-то тучная женщина. Я пытался её оттолкнуть, закричать, но воздуха не хватало. В последний момент дотянулся до девочки, которая была рядом, та дёрнула женщину, чтобы та с меня слезла».
«В спортзале двух человек убили на моих глазах, потом мужчину на колени поставили и убили, когда нас водили в туалет, шахидку от взрыва забросило к нам в зал. В первый же день террористы приказали мужчинам забаррикадировать двери и окна, а когда они закончили, их расстреляли и сбросили со второго этажа».
Один случай особенно запомнился Зауру: «Чей-то папа зашёл с перевязанным опухшим глазом, по лицу текла кровь. Его тоже пытались расстрелять, но пуля срикошетила, осталась в глазу, и террористы решили, что раз Аллах дарует жизнь этому мужчине, то убивать его они не будут».
Воды давали по паре капель и только в первый день, как и доступ к ведру-туалету. Немного поспать Зауру удалось только на третий день захвата. Проснулся он от первого взрыва. «Всё в осколках, дети обожжённые, руки оторванные валяются, кто-то уже умер. Потом оказалось, что только из моего класса семь человек погибли. Сам я не видел и не понял, что задет. Секунд через 20 я упал в обморок и очнулся уже в больнице. Не знаю, кто меня спас, но хочу сказать спасибо этому человеку», — говорит он.
Как выяснилось позже, школьнику в сердце попал осколок бомбы. С ним мальчик проходил неделю. «Боли не было, крови под марлей на груди — тоже. Но стоило пройти 20 метров, как я покрывался холодным потом, кружилась голова и я падал в обморок. А когда сняли марлю, то увидел в своей груди дыру — туда, наверное, легко можно было засунуть палец и достать до сердца», — вспоминает Заур Козырев. Осетинские врачи затруднялись с диагнозом, поэтому мальчика отправили в Москву.
«Едем уже в скорой после самолёта, а я в столице ни разу не был и спрашиваю, можно я встану и посмотрю, как Москва выглядит? Не разрешили, конечно», — смеётся он.
Мальчика шесть с половиной часов оперировали в Центре сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева. «После операции я неделю учился ходить. Очень тяжёлые были перевязки, меня держали трое-четверо врачей. Сильно поддерживали близкие, врачи, другие пациенты, которые заходили ко мне в палату. А однажды пришёл Лео Бокерия. Я не знал, кто это, спросил: «Вы Бакулев?». Мне казалось логичным, раз центр назван в честь какого-то Бакулева, — улыбается молодой человек. — Лео Антонович протянул мне осколок, который, оказывается, был у меня внутри. Я хотел его на память забрать, но Бокерия не согласился, сказал, что поместит его в музее при центре. Спустя 12 лет я увидел этот осколок снова — когда уже был ординатором».
Заур вернулся в Осетию, окончил школу и медицинскую академию. До теракта он хотел стать полицейским, как отец, или военным лётчиком, но ранения и ожоги сделали такую карьеру невозможной.
«Когда мои однокурсники ещё только определялись со специализацией, я точно знал, что хочу идти только в сердечно-сосудистую хирургию — и только в центре Бакулева. Туда я поступил в ординатуру. Всё это время мы не теряли связь с Лео Антоновичем: он поддерживал меня во всём, но предупреждал, что я выбрал тяжёлый путь», — делится Козырев.
Ординатуру Заур окончил в прошлом году, а сейчас молодой врач работает в больнице Брянской области. «Я получил специальность сосудистого хирурга и рентген-эндоваскулярного хирурга. Это очень перспективное направление, которое бурно развивается. Я благодарен людям, которые меня учили и учат. Пока мне надо набираться опыта, а что будет дальше — будет видно», — заключает он.

«Сестра была мне опорой».
Сейчас Анастасии Туаевой 28 лет. На момент теракта ей было 11, она переходила в шестой класс, а её сестра Кристина — в восьмой. «Мы сначала не поняли, что началась стрельба, подумали, праздничный салют, ещё и шары воздушные полетели. И только потом увидели людей в масках и военной форме, которые очень быстро начали загонять нас в здание школы», — вспоминает она. Первый час у всех была жуткая растерянность — и у взрослых, и тем более у детей, вспоминает девушка: «Когда нас, около 1,3 тыс. человек, усадили в спортзале, то террористы объявили, чтобы о еде и воде мы и не думали, потому что никто ничего не получит».
Первый день Анастасия и Кристина провели порознь: младшая сестра даже не могла разглядеть в зале старшую. «Ночью она меня нашла и попросила террористов, чтобы они позволили мне пересесть к ней. Кристина была мне настоящей опорой, я думаю, что без неё я бы не справилась», — делится девушка.
Второй день был невозможно долгим, продолжает Анастасия: «Стояла невыносимая жара, духота, мы сидели, прижавшись друг к другу в тесноте, периодически террористы начинали стрелять и заставляли нас поднимать руки за голову. Казалось бы, что такого — просто поднять руки, но в тех условиях, когда ты не пил воды сутки, это было очень тяжело. Тогда же я помню первые смерти: у мальчика-первоклассника остановилось сердце, девочка из параллельного класса умерла у мамы на руках, у неё был сахарный диабет, наступила кома. Некоторые дети были в таком состоянии, что им приходилось пить свою мочу».
Вечер второго сентября Анастасия Туаева вспоминает как самый страшный и сложный в её жизни. От обезвоживания девочка не могла ни плакать, ни говорить, ни спать, просто потеряла сознание на несколько часов: «Наверное, это была защитная реакция организма».
Третий день захвата школы тоже показался школьнице бесконечным. В 13:05 произошёл первый взрыв. «Открыла глаза — всё белое, ничего не видно, не слышно криков, только свой искажённый голос вдалеке. Когда пыль чуть рассеялась, то я увидела, что люди стали вылезать в выбитое окно. Я попыталась пробраться туда же, но прогремел второй взрыв, и меня волной откинуло обратно на пол», — рассказывает она.
Когда Анастасия пришла в себя, то встала, вылезла в окно и двинулась в сторону спецназа: «Помню, как военные махали руками и показывали: беги. Но я была контужена, обессилена, не ориентировалась и просто шагала». В тот момент, рассказывает Туаева, она поняла, что значит выражение «пули свистят над головой».
Кристина после взрыва выбежала в другую сторону и нашла младшую сестру уже в лагере, который разбили рядом со школой. Как и у Анастасии, у школьницы были мелкие ожоги и лёгкие осколочные ранения. В больнице девочек увидела соседка и привезла домой, им удалось связаться с родителями и сказать, что они живы.
«Через месяц я пришла в старую школу. Там ещё оставались брошенные вещи, я нашла свою кофту», — вспоминает Анастасия.
В теракте погибли 28 школьников из её параллели. «Одно из самых страшных воспоминаний — когда спустя какое-то время встречаешь родителей своих погибших одноклассников. Конечно, они тебя ни в чём не винят, но ты всё равно чувствуешь какую-то ответственность, — говорит Туаева. — Я до сих пор в близких отношениях с их мамами. Это потрясающие люди, которые нашли в себе силы не просто жить дальше, но и с невероятной теплотой относиться к нам, хотя я понимаю, насколько им, наверное, больно. Я им благодарна, очень их люблю и надеюсь, что если когда-нибудь смогу быть для них опорой, то буду в силах быть рядом».
К учёбе Анастасия вернулась в ноябре. Занятия шли в школе №6 в третью смену — не хватало учителей — и были, скорее, не уроками как таковыми, а своего рода реабилитацией, чтобы у детей появилась некая рутина, чтобы они могли преодолеть психологический барьер. Через семь месяцев в Беслане построили две новые школы, и учеников распределили по ним. Туаева окончила школу на ул. Коминтерна — между собой дети называют её «первая». После выпуска девушка поступила в Государственный университет управления в Москве, получила специальность менеджера в индустрии туризма, но потом вернулась домой.
«Вся моя жизнь была связана с музыкой, я занималась с четырёх лет, окончила музыкальную школу, а параллельно со старшими классами училась в колледже искусств на факультете эстрадно-джазового фортепиано. Поэтому, когда я переехала в Беслан, мне предложили выйти работать преподавателем фортепиано в детской музыкальной школе. Я всегда любила работать с детьми, так что эта должность была по мне», — говорит она.
Впрочем, через три года Анастасия захотела сменить род деятельности и ненадолго вернулась в Москву, где проработала в сфере организации мероприятий. Два года назад она вернулась в Осетию на должность арт-директора большой сети отелей и ресторанов, а сейчас перешла на позицию пиар-менеджера в мебельном производстве. «Все мои работы были очень интересные, с отличными коллективами, и отношения со всеми работодателями до сих пор прекрасные. Мне в этом плане по жизни везёт», — улыбается она.
Музыка до сих пор присутствует в жизни Анастасии Туаевой, но уже не профессионально: «Ещё в школе я написала песню про теракт, есть песня про спецназ, есть «Моя Осетия», она довольно популярна в республике, меня иногда даже на улицах узнают. На написание стихов и музыки меня вдохновляют большие потрясения, поэтому песен не очень много и все они грустные. Но что поделать, это моя жизнь, и я о ней пою».

«Чувствовал себя героем кино».
«Больше всего я боюсь забыть эти события. С годами кажется, будто всё произошло не с тобой, будто ты увидел это в фильме. Поэтому так важны любые мелочи и так ценны воспоминания, которыми ты делишься с младшими братьями и сёстрами погибших, с их родителями, как бы это ни было тяжело», — говорит 33-летний Заур Абоев.
1 сентября 2004 года Заур перешёл в выпускной класс. На площадке перед школой парень появился одним из первых: надо было настроить музыкальное оборудование. «Захват начался под песню Юрия Шатунова «Детство»: я её включил, и меня утащили фотографироваться с первоклассницей на плече для газеты, напротив входа в школу. Остальные мои сверстники стояли у дальнего выхода со двора, поэтому многие смогли убежать», — вспоминает он.
Когда прозвучали выстрелы, девочка, сидевшая на плече у Заура, начала плакать: «Я передал её отцу, а сам зашёл в школу. Мы с ребятами попали в единственный открытый класс с зарешеченными окнами, откуда невозможно было выбраться. Через 20 минут зашёл боевик, поблагодарил нас за то, что «всё прошло хорошо», — я подумал, что это какие-то учения. Но когда нас завели в зал, то стало ясно: происходит что-то страшное».
Заура и других старшеклассников террористы заставили баррикадировать окна, водить детей пить воду и в туалет. «На второй день нас выпустили в один кабинет, мы нарвали там листьев от цветов и спрятали в карман, — делится Абоев. — Я себя чувствовал как герой фильма о контрабандистах. Мне казалось, нас за эти листья расстреляют. В итоге пронесли их, раздали в зале ребятам, чтобы они хоть что-то пожевали».
На фоне происходящего у подростка обострилась аллергия, которая в том числе проявилась на руках. «Если тебе становится плохо, то надо было терпеть молча, — комментирует он. — Врачей бы к нам уж точно никто не пустил, единственное, что могли сделать, — избавить тебя от страданий». В первый день Зауру удалось дорваться до крана с водой. Он выпил столько, сколько мог, но из-за этого на следующий день у него сильно заболел живот. Вместе с другими старшеклассниками Заура подозвал один из главных боевиков, которого все называли «полковником».
«Он сам говорил, что убьёт любого, кто посмотрит ему в глаза, — вспоминает Заур. — «Полковник» увидел мои руки и спрашивает, имея их в виду, что со мной. А я не видел, куда он смотрит, подумал, что нужно опять что-то баррикадировать, а вопрос — про то, как меня крутит от боли, ну и ответил: «Наверное, аппендицит. А что, нужно что-то?». На это «полковник» ответил: «Ничего не нужно. Я просто хочу тебя убить». Естественно, в такой момент не смотреть ему в глаза я уже не мог. Вокруг женщины плачут, он на меня автомат направил, а у меня такое чувство обиды появилось, и в голове только одна мысль: да кто ты такой, чтобы лишать меня жизни?! Секунд 20, наверное, мы друг на друга смотрели, и в итоге он сказал, что не будет меня убивать и чтобы я шёл обратно. Я развернулся, зажмурился — думал, он мне в спину выстрелит. Так и дошёл до своего места».
Это не единственный случай за эти три дня, когда жизнь Заура висела на волоске. «Я готовился выйти из зала, но меня буквально на пару слов задержала учительница истории. В это время в коридоре произошёл взрыв, меня отбросило обратно в зал. В третий день я разговорился с женщиной, моей двоюродной тётей, — мы от стресса друг друга не узнали сначала, она всё меня просила посидеть с ней ещё чуть-чуть, а я всё порывался уйти. В итоге террористы приказали старшеклассникам снимать детей с окон, а когда мы закончили, то меня позвала к себе Инна Туаева, сестра моего друга. Мы сидели с ней спина к спине, потому что не было места. Инна, к сожалению погибла. Там, где сидела моя тётя, при взрыве тоже погибло много людей», — рассказывает он.
Абоев вспоминает, что второй день, особенно вечер 2 сентября, был самым сложным: «Обстановка была накалённая, у людей начались галлюцинации — ты видел одного человека слева и справа от себя. Третий день был тоже тяжёлым физически, но уже пришло полное безразличие. Тебе просто хочется увидеть свою семью, обнять их и сказать, как сильно их любишь».
Общительный и активный старшеклассник старался как мог подбодрить и утешить других заложников. «В какой-то момент пошёл слух, что выпустят только тех, кто с родными пришёл. Я был один, познакомился с нашей новой учительницей географии, она тоже одна была. И мы два часа с ней продумывали легенду, будто мы брат и сестра, всю «родословную» заучили. Конечно, этот слух не подтвердился», — вздыхает Заур. Когда дочь друга семьи начала задыхаться, он носил её на руках и держал у оконной щели, откуда шёл хоть какой-то свежий воздух.
«Вообще 15 лет — сложный возраст, — продолжает он. — Ты вроде по-детски боишься, но в то же время хочешь вести себя по-взрослому, проявлять героизм. Мы с ребятами разрабатывали целые стратегии, как мы заберём оружие, как будем убегать, как выводить детей. Потом эти планы рушились, и мы начинали заново. Иногда думаю: откуда в тебе, 15-летнем пацане, было столько храбрости (или наглости), где ты набирался мужества, чтобы перечить боевику?»
После первого взрыва Зауру показалось, что он оглох: «Я почувствовал сильнейший жар, а на спину начало что-то сыпаться. Сначала подумал, что все погибли, потому что люди лежали или сидели. Увидел выбитое окно, но как из него выбрался — не помню. Во дворе никого, тишина полнейшая, и только дикое ощущение свободы. Оглянулся, увидел вылезающих из окна людей и медленно пошёл по двору».
Мама старшеклассника работала недалеко от школы в банке, и мальчик решил пойти к ней. «Три дня террористы нас морально уничтожали, повторяли, что мы никому не нужны, всем на нас плевать. Представляете, насколько мы были эмоционально забиты, что я решил, будто моя мама в это время спокойно сидит на работе? Но тут я увидел, насколько я грязный, подумал: я не могу зайти в банк, там же клиенты, и решил сначала привести себя в порядок», — говорит Абоев.
Спасшиеся школьники забежали к жившей рядом бабушке. «Начали пить воду из тазиков, из ковшей, я начал умывать мальчика, у которого шла из головы кровь, — вспоминает Заур. — Там же оказалась девочка — не знаю, кто она, но очень хотел бы её увидеть. В зале она постоянно плакала, и часа за два до взрыва, о котором я, разумеется, не знал, я ей начал говорить, чтобы она успокоилась, нас сейчас выпустят, всё закончится. В общем, те слова, которые говорят испуганному ребёнку. Она увидела меня у той бабули, вцепилась, начала обнимать, целовать руки и говорить: «Дядя, спасибо, ты нас не обманул». Меня никто так искренне не благодарил, как она, и такого чувства я никогда больше не испытывал».
Заур вышел из школы №1 без единой царапины. «От телесных травм Господь уберёг, но душевные и эмоциональные раны не затянутся», — замечает он. Когда подросток выходил из лагеря, перед ним затормозила машина. За рулём был отец Заура, который вёз детей в больницу: «Я стою перед капотом, смотрю на отца, а он — на меня, но не видит. Подошёл, открыл дверь, говорю: «Папа, это я». Он просто в шоке. Схватил меня и закинул в машину, хотя там уже почти не было места. Когда приехали домой, выходит бабушка в слезах: «А я им говорила, что с тобой ничего не случится!». А мама приехала уже вечером, ей с родственниками из-за режима повышенной опасности пришлось долго прятаться в подвале многоквартирного дома».
По словам Абоева, дни после теракта были не менее страшными: «Я не мог оставаться в стороне. Ходил на похороны, был с близкими, родственниками».
Когда детей распределяли по другим учебным заведениям города, Заур пришёл к родителям и заявил, что уезжает в Санкт-Петербург — оканчивать 11-й класс и поступать в вуз. Уже на второй день после прилёта он сидел за партой в Северной столице. Жил в аспирантском общежитии, потом поступил в Государственный инженерно-экономический университет на юриста, как и ещё девять одноклассников из Беслана.
«Я очень быстро адаптировался, мне не хотелось думать о произошедшем. С профессорско-преподавательским составом сложились совершенно фантастические отношения. Я вообще творческий человек: и инструментами разными владею, и танцевал много лет, и старостой группы был, и в профкоме, и капитаном команды КВН, и в концертах участвовал, и последующие потоки выпускников из Беслана мы опекали, — перечисляет Абоев. — На третьем курсе устроился на работу помощником юриста в консалтинговой компании, параллельно преподавал хореографию у младшей группы, был ведущим на осетинских вечеринках, спикером на форумах. И в то же время мне очень нравилось несколько часов сидеть на какой-нибудь остановке на Невском и просто наблюдать за людьми».
Всё время учёбы в Петербурге Заур посмеивался над сверстниками, которые говорили, что хотят вернуться в Осетию: «Я просто не понимал, как можно уехать из такого прекрасного города? А на последнем курсе меня как переклинило. Я сдал госэкзамены, защитил диплом и купил билет домой — даже не дождался выпускного».
В Осетии он сначала пять лет проработал финансистом одного из фондов, дошёл до руководящих должностей, потом стал предпринимателем в сфере торговли и развлекательных услуг. Через пару лет уехал по программе для детей Беслана в США. После возвращения домой пошёл в органы власти, став в итоге замглавы администрации Правобережного района родного города. Сейчас он — коммерческий директор одного из крупнейших предприятий — производителей пива и безалкогольной продукции на юге России.
«Я работаю во Владикавказе, но живу в Беслане, — говорит он. — А как иначе? Это моя вторая семья. Люди могут прожить всю жизнь под одной крышей и не достичь той связи, которую мы обрели за три дня».

Опубликовано в сети – 3 сентября 2021 года.
Автор – Анна Семёнова.
Источник – https://russian.rt.com/russia/article/902618-beslan-deti-zalozhniki
Белый  голубь

В Беслане школьница пригласила на линейку спасшего её спецназовца.

В Беслане школьница пригласила на линейку спасшего её спецназовца.
Текст: Юрий Гень (Северная Осетия). Фото: из личного архива Нелли Бетчер.
Опубликовано в сети – 22 мая 2021 года.
Источник –
https://rg.ru/2021/05/22/reg-skfo/v-beslane-shkolnica-priglasila-na-linejku-spasshego-ee-specnazovca.html
Алене Цкаевой 16 лет, и она ровесница ужасного теракта в Беслане, который произошел в 2004 году и где погибло 334 человека. Девочке тогда было шесть месяцев. Малышку на руках из школы вынес спецназовец Эльбрус Гогичаев. Эти кадры, где он держит ребенка, облетели весь мир и стали одним из символов произошедшей трагедии. "РГ" уже писала об этой истории («Российская газета – Неделя» № 201(6473)).
Несмотря на годы, Беслан до сих пор не может отойти от теракта. Но 16 лет спустя на свой «Последний звонок» в бесланской школе Алена Цкаева пригласила своего спасителя – Эльбруса. И, конечно же, он пришел.
Они встретились рядом со школой, где должна была вот-вот начаться торжественная школьная линейка. Оба очень улыбались, обнялись, как будто долго не виделись. Аленка – совсем взрослая девушка, выпускница школы, в красивом платье. Эльбрус – мужчина, у которого за плечами чувствуется прожитая жизнь и которому не раз приходилось держать в руках оружие.
В Осетии все мужчины, которые участвовали в спасении заложников в бесланской школе №1, независимо от характера, обладают одной чертой – они не любят публичности и категорически против общения со СМИ. Не любят рассказывать про то, что было тогда в Беслане. Причина в том, что они искренне считают себя виновными в произошедшем: не уберегли жен, матерей и детей. 334 погибших! Если пойти в «Город Ангелов», мемориал, где похоронено 186 одних только школьников, унесенных терактом, и где можно онеметь от горя, всматриваясь в портреты на могилах, то осетинских мужчин понимаешь.
Поэтому Эльбрус был немногословен, а с журналистами и вовсе говорить отказался, вежливо извинившись… Он побыл бы еще с Аленой, но слишком пристальное внимание со стороны и выставление чувств на показ – не для них. Они пообщались ещё немного о чём-то своем – до торжественной линейки, а потом он ушел. И только выпускнице, ради которой оказался здесь, тихонько и ласково шепнул: «Всё у тебя, Аленка, будет хорошо!».
Начался последний звонок школы №8, где учится Алена Цкаева. Выпускники кружились в торжественном вальсе, учителя говорили с трибуны прощальные слова, а ученики – благодарили их за знания, полученные в школе. А потом белые и красные надувные шары, по традиции отпустили в небо…
И всё же Эльбрус был очень доволен, что пришел на последний звонок и увидел Аленку – живую, здоровую, полную сил, девушку. Это такое счастье! Потому что… Аспар Дзампаев, 2 годика, Борис Джибилов, 9 лет, Георгий Дауров, 2 годика, Мирануш Григорян, 10 лет, Таймураз Дауров, 7 лет, и ещё многие, многие, многие – это те, кто навсегда остались в том спортзале, где террористы держали заложников. И им никогда уже не стать взрослыми.
Поэтому, видя Аленку, можно плакать. Она жива – и смысл этих слов поймет только тот, кто лично пережил трагедию в Беслане.
16 лет назад, 2 сентября 2004 года, Эльбрус с автоматом и в бронежилете спецназа, увешанный запасными обоймами, подошел к захваченной террористами школе в составе группы, которую возглавлял Руслан Аушев (президент Республики Ингушетия в 1993 – 2001 годах). В результате переговоров из школы удалось вывести 11 женщин с грудными детьми. Эльбрусу передали маленький комочек – шестимесячную девочку, совсем крошку. И она почему-то сразу вцепилась в него ручонками, но не заплакала. Потом под прицелом террористов они вернулись, и Эльбрус отнес девочку в администрацию Беслана. Именно в этот момент, по пути, его и сфотографировали – с ней на руках.
Позже стало известно, что Фатима Цкаева, мать Алены, была вынуждена отдать свою шестимесячную дочь, чтобы крошку вынесли из школы. Саму Фатиму с еще двумя её детьми – шестилетней Кристиной (она шла в первый класс) и трехлетним Махаром – террористы не выпустили. Уже на следующий день, 3 сентября, Фатима и Кристина погибли под обломками рухнувшей на спортзал школы. Перед этим мать успела вытолкнуть в разбитое окно Махара и ещё кого-то из чужих детей, крикнув им: «Бегите!». Благодаря этому мальчик остался жив.
Когда Эльбрус принес Алену в администрацию Беслана, кто-то нашел одеяло и девочку завернули в него. Спецназовец (он служил в отряде быстрого реагирования ГИБДД Северной Осетии) очень переживал за малышку, но ему надо было возвращаться обратно к школе. И в этот момент шестимесячная Алена, за все время не проронившая ни звука, громко расплакалась – она не хотела, чтобы он уходил. И долго его не отпускала.
По словам друзей Эльбруса Гогичаева, он потом никак не мог забыть этот эпизод. Даже ночью было не до сна – думал, как она, где? Узнав, что мама малышки погибла, спецназовец хотел взять Алену в свою семью. Но потом выяснилось, что отец, Руслан Цкаев, забрал крошку домой в тот же день. Правда, в царившей неразберихе родственники нашли малютку с большим трудом. Дело в том, что в списке выживших Алену записали не как Цкаеву, а как Пушкину. И понадобилось время, чтобы семья догадалась: Пушкиным за кудрявую голову все друзья называли Руслана, отца Алены. Поэтому в спешке ей и дали такую «фамилию».
Время никогда не останавливается. Вот Аленке уже исполнился годик. А вот, в сентябре 2011-го, пришла пора и ей отправляться в первый класс. Ровесница теракта, о самом теракте она узнала только когда пошла в школу. А как погибли её мама и старшая сестра, взрослые так и не смогли ей рассказать. После случившейся трагедии осиротевшая семья пережила многое, а выжившему, но всё досконально помнившему маленькому Махару понадобилась долгая реабилитация, чтобы он перестал просыпаться от ночных кошмаров.
Спустя годы у Руслана появилась новая семья. У Аленки появились ещё один братик, Георгий, и сестричка – Кристина. Последнюю назвали так в память о её сестре, погибшей вместе с мамой Фатимой в школе №1.
После теракта Эльбрус и Алена впервые встретились в 2010 году, спустя шесть лет. Спецназовец, к тому времени побывавший в горячей точке – в Цхинвале во время нападения Грузии в 2008 году, переживал и делился с друзьями: «Очень хочу её увидеть, да боюсь вспоминать весь тот ужас». Но встреча прошла хорошо, он, как и в первый раз, бережно обнимал девочку, даря ей тепло. Потом они встречались и общались ещё много раз, и Алена стала называть его «дядя Эльбрус». Но в тот день он впервые сказал ту же фразу, что и на нынешнем последнем звонке: «Всё у тебя, Аленка, будет хорошо!». Простые слова с бесконечным смыслом.
Источник –
https://rg.ru/2021/05/22/reg-skfo/v-beslane-shkolnica-priglasila-na-linejku-spasshego-ee-specnazovca.html
Фото: из личного архива Нелли Бетчер.
Вот ссылка –
https://rg.ru/2021/05/22/reg-skfo/v-beslane-shkolnica-priglasila-na-linejku-spasshego-ee-specnazovca.html

Вот фотографии.
Фото 1. Это фото из семейного архива Цкаевых.
Фото из семейного архива Цкаевых.jpeg

Фото 2.
1_477d5b3d.jpg

Фото 3.
4_492b5fc2.jpg

Фото 4.
6_1a0048fa.jpg

Фото 5.
7_71a5a8d8.jpg

Фото 6.
5_e8509e1f.jpg

Фото 7.
1_9dd11e70.jpg

Фото 8.
3_a0aef7aa.jpg
Белый  голубь

Трагедия в политехническом колледже Керчи. Прошло 2 года...



Трагедия в политехническом колледже Керчи. Прошло 2 года...
Опубликовано в сети – 17 октября 2020 года.
Источник – https://ru.krymr.com/a/video-detey-obrabotali-sotrudniki-fsb/30896777.html
Со дня трагедии в политехническом колледже Керчи прошло два года. По версии российского следствия, 17 октября 2018 года (среда) студент Владислав Росляков пришел в колледж с ружьем и взрывчаткой, и в результате его действий от стрельбы и взрывов погиб 21 человек. Сам Росляков, по официальной версии, застрелился в библиотеке колледжа. Основным мотивом глава российского Следственного комитета Александр Бастрыкин назвал буллинг. Он сказал, что студента унижали за то, что он носил одежду поддельных брендов. В данный момент дело квалифицировано как «убийство». «В самом колледже дети говорили, что они видели еще двоих людей с оружием. Но потом с этими детьми, я так понимаю, произошла спецобработка сотрудниками ФСБ. После этого дети молчали и ничего не рассказывали», – говорит журналистка из Керчи Елена Лысенко. Прокуратура Автономной Республики Крым квалифицирует как террористический акт взрыв в политехническом колледже в Керчи.
«Радио Крым. Реалии».
Елена Лысенко – украинский журналист из Керчи.
Источник – https://ru.krymr.com/a/video-detey-obrabotali-sotrudniki-fsb/30896777.html
Для справки.
17 октября в Керчи почтили память жертв трагедии в Керченском колледже. Два года назад, 17 октября 2018 года (среда), в Керченском политехническом колледже произошли взрыв и стрельба. По версии Следкома России, взрыв в колледже устроил студент 4-го курса, 18-летний Владислав Росляков, который «покончил с собой». Российские власти города сообщили, что в результате трагедии погиб 21 человек.
Вот ещё информация. Опубликовано в сети – 14 декабря 2019 года.
«Избили и ограбили: Умер отец керченского стрелка Игорь Росляков».
Что касается отца. Его звали Игорь Росляков. Отец керченского стрелка Игорь Росляков умер. Как передает собственный источник «КП-Крым» в силовых структурах, мужчину ограбили, а после – избили.
– Это последствие травмы, полученной при ограблении. У него тогда забрали пенсию и по голове крепко дали, – сообщили «КП-Крым».
Кроме этого, по словам соседки Рослякова, к нему в дом вломился пьяный родственник одной из жертв его сына, Владислава Рослякова.
В результате отец попал в больницу с черепно-мозговой травмой, в итоге через месяц, 24 октября, он скончался.
Но вот о случившемся стало известно только сейчас.
Ранее стало известно, что Игоря Рослякова выписали из психиатрической больницы, где он проходил лечение. Он не работал, ему начисляли пенсию по инвалидности: задолго до трагедии получил черепно-мозговую травму.
– А недавно его избили и ограбили, – говорят соседи. – Забрали деньги, еду даже из холодильника вытащили. Один из них вроде был родственником кому-то из погибших.
На улице Игорь Росляков практически не показывался.
Напомним, 17 октября 2018 года студент Керченского политехнического колледжа Владислав Росляков привел в действие самодельное взрывное устройство и открыл стрельбу из ружья по беззащитным студентам и сотрудникам своего же учебного заведения. В кровавой бойне погибли 20 взрослых и несовершеннолетних, свыше 50 человек получили ранения и травмы различной тяжести.
Сам Владислав Росляков покончил с собой на месте преступления.
Источник – https://www.crimea.kp.ru/daily/27068.7/4137276/
Белый  голубь

Курсант Вячеслав Золочевский, выживший в авиакатастрофе Ан-26 в Чугуеве, продолжит учёбу в ХНУВС.



Курсант Вячеслав Золочевський, выживший в авиакатастрофе Ан-26 в Чугуеве, продолжит учёбу в ХНУВС имени Кожедуба (видео).
Вячеслав Золочевский. Вячеслав Золочевский учится на третьем курсе.
Вячеслав Золочевский — курсант 133 учебной группы летного факультета ХНУВС им. Ивана Кожедуба, 2000 года рождения. Родом из Краснокутского района Харьковской области.
Курсанту Харьковского национального университета Воздушных сил имени Ивана Кожедуба Вячеславу Золочевскому, пострадавшему в авиакатастрофе 25 сентября, в Чугуеве, вручили медаль «За воинскую службу Украине». Об этом сообщает «АрміяInform».
Приказ о награждении курсантов и членов экипажа АН-26Ш Президент Украины Владимир Зеленский подписал 6 октября. Награду курсанту передал глава военного вуза генерал-майор Александр Туринский.
Сейчас Вячеслав находится на лечении в Военно-медицинском клиническом центре Северного региона.
«Я сделал свой выбор и решил продолжить обучение в университете по выбранной специальности. У меня впереди несколько недель реабилитации, после чего я буду догонять учебную программу», — сказал Золочевский.
Курсант поблагодарил всех, кто переживал за его здоровье, посещал во время лечения в госпитале и поддерживал его и семью.
Напомним, ранее «MyKharkov.info» сообщали, что траурная церемония прощания с погибшими в авиакатастрофе АН-26 под Чугуевом состоялась 6 октября на площади Свободы.
Источник –
https://mykharkov.info/news/kursant-vyzhivshij-v-aviakatastrofe-an-26-v-chugueve-prodolzhit-uchebu-v-hnuvs-imeni-kozheduba-video-72003.html

Юноша рассказал, что в момент катастрофы его просто «выбросило» из самолета. Это и помогло спастись.
Интересно, что отец Вячеслава – Виталий Золочевский – тоже летчик. Он признался, что неоднократно попадал в чрезвычайные происшествия, из которых ему так же удавалось спасаться.
Источник –
https://news.24tv.ua/ru/vjacheslav-zolochevskij-poluchil-medal-podelilsja-novosti-ukraina_n1436505
Вячеслав Золочевский — курсант 133 учебной группы летного факультета ХНУВС им. Ивана Кожедуба, 2000 года рождения. Родом из Краснокутского района Харьковской области.

Вот ещё информация. 26 сентября 2020, суббота.
Отец Вячеслава Золочевского, который выжил в авиакатастрофе под Чугуевым,  также переживал падения самолетов, причем трижды.
Об этом Виталий Золочевский рассказал сайту "Сегодня".
«Я падал три раза. То, что сын выжил, – это говорит о том, что он сын своего отца», – рассказал Виталий Золочевский.
Также он поделился некоторыми подробностями о крушении, которые узнал в разговоре с сыном.
«Я сегодня был у сына. У него действительно нет переломов, одни лишь ушибы. Все говорят, что он выпрыгнул из самолета, но это не совсем так. Его выбросило, вытолкнуло оттуда. Также знаю, что он пытался спасти своего друга», – сообщил отец курсанта.

Как сообщали «Українські Новини», На месте авиакатастрофы найдены тела 25 погибших. Один человек умер в больнице и один человек травмирован (находится в больнице).
Кроме того, Харьковский национальный университет Воздушных сил им. Ивана Кожедуба опубликовал имена всех погибших.
Тем временем президент Владимир Зеленский запретил учебные полеты самолетов АН-26 и их аналогов.
Источник –
https://ukranews.com/news/728468-otets-vyzhivshego-vyacheslava-zolochevskogo-takzhe-popadal-v-aviakatastrofy

Вот ещё информация, датированная 30 сентября 2020 года. 30.09.2020 года.
Вячеслав Золочевский учится на третьем курсе, за плечами лишь 5 часов в небе, налетать должны были ещё три. По его словам, на борту Ан-26 овладевали навигацией, запуском двигателей, радиопереговорами. В салоне – десять рабочих мест с учебными приборами, 20 курсантов в салоне и еще семь членов экипажа. Курсант сидел почти рядом с кабиной пилота. По его словам, полет продолжался нормально, ничего необычного. И вдруг он пришел в себя внутри горящего самолета.
– Я, пожалуй, ударился головой, – рассказывает Золочевский.
Вячеслав не мог понять, что происходит. Парня привалило фюзеляжем, что, возможно, уберегло его от сильных ожогов. Он смог выползти изнутри. Тем, что видел и пережил в тот момент, пока не готов делиться.
Единственное вспоминает, когда выбрался, то пытался спасти друга — Виталия Вильхового. Тело курсанта охватило пламя.
– Пытался тушить. Потом подбежали другие, его потушили – и все, – рассказывает парень.
Сейчас парень решает, продолжит ли вообще обучение:
– Я не знаю. Может да, а может – нет. Все должно зажить, во-первых.
Врачи говорят, что парень не задержится в больнице, но впереди месяцы реабилитации.
Напомним, что 29 сентября в Харькове попрощались с курсантом Харьковского университета воздушных сил им. Ивана Кожедуба Виталием Вильховым, который выжил после крушения самолета АН-26, но скончался в больнице.
Источник – https://news.pn/ru/incidents/242379

Вот видео – https://www.youtube.com/watch?v=u5muAXUCwMU
Белый  голубь

Вахта памяти: в Беслане вспоминают жертв теракта в школе № 1. Прошло 16 лет…

Вахта памяти: в Беслане вспоминают жертв теракта в школе № 1. Прошло 16 лет…
Источник – https://mir24.tv/news/16424196/vahta-pamyati-v-beslane-vspominayut-zhertv-terakta-v-shkole-1
В Беслане вспоминают жертв теракта в школе № 1. Сегодня утром сюда пришли тысячи людей – почтить память тех, кто 1 сентября 2004 года погиб от рук террористов, передает «МИР 24».
В стенах спортивного зала, где террористы держали заложников, прозвучал школьный звонок, затем отслужили заупокойную литию. Со дня теракта прошло 16 лет, но в Беслане жива память о погибших детях, учителях и сотрудниках спецназа. Среди заложников была и девятилетняя дочь Беллы Цгоевой. Девочка выжила.
«Я была за пределами школы, потому что у нее в этот день был день рождения. 2 сентября ей исполнилось девять лет. И, естественно, у нас в этот день было совершенно другое настроение. Я пошла покупать торт, а она оказалась здесь в заложниках в захваченном зале», – рассказала женщина.
Среди заложников оказались и обе дочери Алеты Гасиновой. Старшая Санета перешла в четвертый класс, младшая Амина – во второй. В тот день женщина не пошла на линейку, но, услышав выстрелы, побежала в сторону школы. Мать и девочки выжили. Своими воспоминаниями Алета поделилась с нашей съемочной группой.
«Когда я подбежала к воротам школы, увидела, что стоят боевики. И тех людей, которые еще остались, они, грубо говоря, загоняли в школу. Я подняла руки вверх и спросила, можно ли мне в школу, поскольку там мои дети. Один из бандитов сказал: «Да, туда можно всем». И таким образом я попала в школу. Я первым делом начала искать детей и не находила их. Но в какой-то момент почувствовала, что меня кто-то обнял за ноги. Это оказалась младшая дочь. Чуть позже я вдалеке увидела старшую девочку. Она смогла прийти к нам, переползти, точнее, и мы сидели все три дня вместе», – рассказала Алета Гасинова.
«Когда боевики развешивали эти бомбы, дети спрашивали меня: «Мама, а что они делают?». Я ответила, что развешивают освежитель воздуха, потому что здесь много людей. На тот момент это единственное, что пришло мне в голову. Мне пришлось детей буквально тащить по людям, по крови. Сейчас сложно передать все эти ощущения. Когда я доползла до окна с детьми, одну из девочек поставила на подоконник и только хотела ее выбросить, как мой знакомый, очень близкий наш друг, сказал: «Амин, забирай ребенка, им стреляют в спину!». Под дулом автомата мы вышли вот в эту дверь, повели нас в столовую и поставили на окна. Мы слышали эти страшные крики «Аллах акбар!» и думали, что это точно конец, потому что всех террористов загнали в угол. Мы думали, они сейчас просто расправятся с теми, кто остался. Сколько времени ещё прошло, я не знаю, но потом зашли наши спецназовцы и вывели нас через столовую», – вспоминает женщина.
Жертвами теракта в Беслане стали 334 человека, в том числе 318 заложников, из которых 186 дети. Погибли десять спецназовцев, двое сотрудников МЧС и 15 милиционеров.
Источник –
https://mir24.tv/news/16424196/vahta-pamyati-v-beslane-vspominayut-zhertv-terakta-v-shkole-1

Для справки.
1 сентября 2004 года группа террористов в Беслане захватила школу № 1 и удерживала в заминированном здании в течение трех дней 1128 заложников — школьников и граждан, пришедших на праздничную линейку. На третий день, после прогремевших взрывов, силовики взяли школу штурмом, почти все боевики были уничтожены (один террорист позже получил пожизненное заключение).
В результате теракта погибли 334 человека, в том числе 186 детей и 11 сотрудников правоохранительных органов, свыше 800 человек получили травмы, многие остались инвалидами.
С той страшной трагедии прошло 16 лет.
Царствие Небесное и Светлая Память всем людям, погибшим в Беслане…
Пусть Всевышний упокоит души всех погибших в селениях праведных...
Упокой, Господи, души усопших рабов Твоих (имена их Ты веси), прости им все согрешения вольные и невольные и даруй им Царствие Небесное...
Со духи праведных скончавшихся, души раб Твоих, Спасе, упокой, сохраняя их во блаженной жизни, яже у Тебе, Человеколюбче.
В покоищи Твоем, Господи, идеже вси святии Твои упокоеваются, упокой и души раб Твоих, яко Един еси Человеколюбец.
Слава Отцу и Сыну и Святому Духу.
Ты еси Бог, сошедый во ад, и узы окованных разрешивый, Сам и души раб Твоих упокой.
И ныне и присно и во веки веков. Аминь.
Едина Чистая и непорочная Дево, Бога без семени рождшая, моли спастися душам их.
Покой, Спасе наш, с праведными раб Твоих, и сих всели во дворы Твоя, якоже есть писано, презирая, яко Благ, прегрешения их вольная и невольная, и вся яже в ведении и не в ведении, Человеколюбче.
Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь безконечная.
Сам Един еси Безсмертный, сотворивый и создавый человека, земнии убо от земли создахомся, и в землю туюжде пойдем, якоже повелел еси, Создавый мя и рекий ми: яко земля еси, и в землю отъидеши, аможе вси человецы пойдем, надгробное рыдание творяще песнь: аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа.
Во блаженном успении вечный покой подаждь, Господи, усопшим рабам Твоим (имена их Ты веси), и сотвори им вечную память.
Вечная память... Вечная память... Вечная память...
Души их во благих водворятся, и память их в род и род.
Белый  голубь

Пожар в одесском колледже: фото изнутри полностью выгоревшего здания.

Пожар в одесском колледже: фото изнутри полностью выгоревшего здания.
Опубликовано в сети – 9 декабря 2019 года.
Автор – Александр ЛЕВИТ, «ФАКТЫ» (Одесса)
Источник –
https://fakty.ua/327236-pozhar-v-odesskom-kolledzhe-foto-iznutri-polnostyu-vygorevshego-zdaniya
В Одессе спасатели приступили к демонтажу поврежденных конструкций на верхних этажах полностью выгоревшего здания колледжа экономики, права и гостинично-ресторанного бизнеса, где после масштабного пожара высока вероятность обвала стен. Несмотря на это, мероприятия по ликвидации чрезвычайной ситуации продолжаются. С целью максимально повысить эффективность работ задействовали так называемую строительную лодку.
«Сегодня днем работы по расчистке завалов на нижних этажах приостановлены в связи с установкой строительного автокрана «ТЕРЕКС» грузоподъемностью 60 тонн и началом разбора строительных конструкций с его помощью на уровне шестого этажа на углу улиц Троицкой и Пушкинской с помощью «строительной лодки», — сообщили в региональном главке ГСЧС.
Ранее разобрали конструкции в другой части здания, экспертная группа провела замеры уровня колебаний строения и его устойчивости. Также расчищен проход во внутренний двор. На месте установлен автокран FAUN с вылетом стрелы 65 метров, проведено обрушение опасных конструкций — с 3-го по 6-й этажи, справа и слева от арочного прохода. Спасатели обследовали все подвальные помещения, из которых откачали 400 кубометров воды. С начала разборки завалов вывезено 1,408 тысяч кубометров строительных конструкций.
В то же время Одесская областная администрация заявила об угрозе обрушения стен здания, в котором продолжают искать пропавших людей.
«Сейчас существует серьезная угроза обвала стен. Чтобы спасатели могли эффективно продолжать поиски, необходимо укрепить стены», — заявил глава ОГА Максим Куцый.
Он сообщил, что киевские эксперты и специалисты Одесской государственной академии строительства и архитектуры составляют план укрепления здания. Предположительно, стены укрепят металлическим каркасом, который удержит их от обрушения.
«К разработке проекта привлекли ректора указанного вуза Анатолия Коврова. Предложение комиссии, экспертов направят в Киев. Как только их согласуют, строители начнут возводить каркас. Металлическая конструкция позволит спасателям и полицейским беспрепятственно работать на территории пожара», — сообщили в администрации.
В результате пожара погибшими объявлены уже 12 человек. Сейчас под завалами могут находиться как минимум еще четыре человека. Все спасательные службы работают в круглосуточном режиме.
Сразу после пожара стало известно о гибели 16-летней студентки Ксении Бабенко, вечером 5 декабря под завалами была обнаружена погибшая преподаватель Анна Бортюк, 6 декабря — еще две жертвы, в ночь на 7 декабря — один человек, а вечером — еще двое. В больнице умер спасатель Сергей Шатохин. Утром 8 декабря обнаружили еще два тела, а еще двух погибших — в ночь на 9 декабря.
В результате пожара пострадали более 30 человек. В больницах остаются 9 человек: 6 взрослых и 3 несовершеннолетних.
По факту пожара открыто уголовное производство по ч. 2 ст. 270 (нарушение установленных законодательством требований пожарной безопасности) Уголовного кодекса Украины. Рассматриваются две версии возгорания — аварийная работа электрооборудования и умышленный поджог. Готовится подозрение двум фигурантам.
Источник –
https://fakty.ua/327236-pozhar-v-odesskom-kolledzhe-foto-iznutri-polnostyu-vygorevshego-zdaniya

* * *
Вот ещё информация.       
Опубликовано в сети – 11 декабря 2019 года.
Скандал после пожара в Одессе: студентов колледжа перевели в такой же пожароопасный корпус.
Источник – https://fakty.ua/327516-skandal-posle-pozhara-v-odesse-studentov-kolledzha-pereveli-v-takoj-zhe-pozharoopasnyj-korpus
В среду, 11 декабря, при разборе завалов сгоревшего здания колледжа спасатели нашли в 18:25 тело еще одного погибшего. «Принимаются меры по установлению личности погибшего», — сообщили в региональном главке Нацполиции.
Таким образом, подтверждено уже 13 смертей в результате пожара. Судьба еще трех человек остается неизвестной.
Ранее «ФАКТЫ» сообщали о том, что сразу после пожара погибла 16-летняя студентка Ксения Бабенко, вечером 5 декабря под завалами была обнаружена погибшая преподаватель Анна Бортюк, 6 декабря — еще две жертвы, в ночь на 7 декабря стало известно о том, что в больнице умер спасатель Сергей Шатохин. Утром 8 декабря обнаружили еще два тела.
В результате пожара пострадали 31 человек. В настоящее время в медучреждениях остаются на стационарном лечении 10 человек.

Источник – https://fakty.ua/327516-skandal-posle-pozhara-v-odesse-studentov-kolledzha-pereveli-v-takoj-zhe-pozharoopasnyj-korpus

Вот фотографии.

Фото 1.
327236w540zc0.jpg

Фото 2.
pojar-iznutri1.jpg

Фото 3.
pojar-iznutry.jpg

Фото 4.
327040w540zc0 - Сергей Шатохин.jpg
Белый  голубь

17 октября – день памяти жертв трагедии в Керченском политехническом колледже.



17 октября – день памяти жертв трагедии в Керченском политехническом колледже.
17 октября 2018 года… Страшный день в Керчи...
«…В нашей памяти светлый ваш образ».
Алла Пономаренко – заместитель председателя Госсовета РК.
Наталья Гончарова – министр образования, науки и молодёжи РК.
Николай Зинько – настоятель храма св. ап. Андрея Первозванного.
Сейт Аблаев-Турсун – имам г. Керчи и Ленинского района.
Владимир Батуренко – депутат Госсовета РК.
Ирина Черненко – депутат Госсовета РК.
Телеканал «Керчь».
ТРК Крым-Восток 2019 год.
Белый  голубь

Интервью с Агундой Ватаевой, пережившей Беслан.



Беслан, Северная Осетия.
Агунда Ватаева – бывшая заложница. В бесланской трагедии погибла её мама.
Ватаева Гулемдан Хаджимухамедовна – мама Агунды (1951 года рождения). Учительница.
Агунда Ватаева:
«Первое сентября было любимым праздником. Белая кофточка, юбка, новые туфли. Мама – учительница, она надела свой любимый бежевый костюм. Вышли пораньше, чтобы приготовить мамин класс ко встрече первоклассников.
В школе ещё пахло краской после ремонта. Мамин класс был полон первоклашек. Такие красивые: в новенькой форме, с бантиками и цветами. Мы стали обсуждать обновки, и тут раздались выстрелы...».

* * *
«Ад Беслана. Взгляд изнутри».
Читать и смотреть фото здесь – https://beslan.aif.ru
Источник – https://beslan.aif.ru
Белый  голубь

15-я годовщина штурма школы в Беслане: «Самым тяжелым было видеть глаза мертвой одноклассницы».

15-я годовщина штурма школы в Беслане: «Самым тяжелым было видеть глаза мертвой одноклассницы».
Опубликовано 3 сентября 2019 года.
Источник – https://www.bbc.com/russian/features-49562787
Или здесь – https://news.mail.ru/society/38563845/

Сегодня, 3 сентября 2019 года, 15-я годовщина штурма захваченной боевиками школы №1 в Беслане. В результате террористического акта тогда погибли 333 человека, 186 из которых – дети.
С бывшей заложницей Залиной Хадиковой общалась корреспондент Би-би-си Светлана Рейтер. Вот рассказ Залины от первого лица:
«Я так и живу в Беслане. Здесь всё по-прежнему, всё также. Конечно, в течение трех-пяти дней, в дни трагедии, в Беслане становится очень тихо – все посещают кладбище, своих родных, знакомых, одноклассников, друзей.
Я сама, если честно, за все 15 прошедших лет в школу раза четыре от силы пошла – наверное, потому, что мне тяжело туда ходить и как-то совсем не тянет.
Я хожу на кладбище, к своим одноклассникам, родным, близким – там как-то мне легче от того, что навестила своих. У меня много одноклассников погибло – шесть, или семь, я уже точно не помню. И трое учителей любимых.
А в школу приходишь, и все в таких красках, как будто вчера было. И не хочется мне туда ходить, как бы ни хотелось почтить память.
Тогда я переходила в восьмой класс – просто была на линейке со своими одноклассниками, как обычно в такой день. И услышала хлопки непонятные, потому что никогда до этого выстрелов не слышала. Увидела – шары отпустили, они летят наверх, а люди толпой бегут к школе.
Обернулась назад, а сзади один из боевиков – с бородой, стрелял в небо. И тогда я тоже побежала со всеми, и толпа меня как будто в школу внесла.
Со мной был мой родной брат, Чермен. Мы с ним в одном классе учились. Сначала я его потеряла, потом девочка одна, с которой мы вместе учились, помогла мне его найти. Ко второму дню мы уже сидели в спортзале с ним рядом.
На третий день, когда нам перестали давать воду, Чермену стало совсем плохо. В голове у меня была только одна мысль: «Как же я вернусь домой одна, что мне папа с мамой скажут?». Настолько я перепугалась.
Обезвоженный ребенок, а тогда он был еще немного полненький – в жару ему тяжко было. С нами рядом сидела моя подруга из класса, Ира Таучелова, она мне с Черменом помогала – она его голову положила себе на колени, а я тряпочкой его обмахивала, чтобы ему полегче было.
А потом, помню, он протянул ко мне руки и говорит: «Залина, я тебя не вижу, не вижу!». Я запаниковала, что он умрет, и стала умолять одного из боевиков: «Пожалуйста, дайте моему брату воды!». Я его дергала за штанину, а он просто отпихнул меня: «Отстань!».
Никаких сил плакать уже не было, но мимо нас пробегала женщина, она нашла воду своим детям, на бегу дала глоток воды Чермену, ему стало лучше. А одноклассники, когда удавалось, таскали из кабинетов листья комнатных цветов, и мы их жевали. Я помню, мне дали один листик и он оказался настолько горьким, что от него хотелось еще сильнее пить.
В первые два дня в туалет нас пускали: учителя наши водили по десять человек, чтобы боевики девочкам не навредили.
Моя учительница, Злата Сергеевна, вызвалась водить группы – собирала тех, кто поднимал руку, под ее присмотром мы пили воду и ходили в туалет, потом она нас возвращала в зал, раскидывала по местам и брала следующую партию.
Помню, она очень долго это делала, очень устала, мне ее было очень жалко.
Плакали, в основном, малыши – я уже не помню, когда их разрешили вывести, в конце первого дня или второго. Еды никакой не было, и мамы открывали коробки шоколадных конфет, которые принесли в подарок учителям, и давали их пососать.
Но мы, честно говоря, голод совсем не ощущали, зато все время хотели пить – в спортзале было очень много народу, люди сидели друг на друге, не протолкнуться, постоянно жарко. Очень страшно было днем – люди начинали шуметь, болтать, и боевики тут же стреляли в воздух.
Одна женщина при мне боевику крикнула: «За что вы наших детей убиваете?». И он зло посмотрел на нее и ответил: «А за что вы наших? Наши дети тоже ни в чем не виноваты!».
Вы знаете, я вот не могу сказать, что мне было очень страшно – я тогда не понимала, что все всерьез, казалось, что все как в кино, понарошку. А потом нас повели в туалет через коридор, и он был весь расстрелянный. Потом я увидела кабинет, в котором взорвались две смертницы –  брызги крови на стене.
Тогда уже стало понятно, что все очень серьезно, и неясно, останемся ли мы в живых. За себя у меня тревоги все равно не было – я человек верующий, у меня сильный ангел-хранитель. Тревожилась за брата только.
Когда был штурм, после взрыва моего брата вынесло из зала. До этого со мной рядом сидела моя одноклассница и однофамилица, Ира Хадикова.
Мы с ней выросли вместе и в школе дружили с самого детства. Я помню, под конец она уже плакала, что не хочет умирать, а я ей говорила: «Ира, мы не умрем, всё будет хорошо, мы выйдем отсюда, покушаем, выпьем много-много воды». А потом мы с ней уснули – как сейчас помню, она лежала на спине, ножки подогнула, а я легла на бок и укрыла лицо. Я спала, может, минут пять или десять – а потом взрыв.
Лежу и думаю: «Сейчас на меня что-то упадет, и я быстро умру». Через секунд двадцать, которые мне часом показались, еще один взрыв. Я поднялась, а вокруг меня одни трупы, я помню, что была в центре трупов, все были мертвые.
А Ира лежала с открытыми глазами, они были такие красные, будто кровью налились. Я ее дергала за руку: «Ира, пойдем, пойдем». Надеялась, что она еще жива, хотя внутри понимала, что нет, уже нет.
Под окном была дыра от взрыва, я пролезла. Кинулась в одну сторону, там боевик за углом стреляет. Кинулась в другую сторону, там девочка – живот красный от крови. А дальше – люди в спецодежде, которые показывали, что надо бежать в военный лагерь.
Вы знаете, в этом лагере была вода, много воды, но я уже ничего не хотела. Я просто легла на носилки, смотрела в небо и эта прохлада после трехдневной духоты – боже, как хорошо. И кто-то подумал, наверное, что я сознание потеряла, и одним махом вылил на меня бутылку воды.
Потом – в машину, отвезли в нашу местную больницу для обработки раны. Оказывается, у меня от взрыва раны были на руке и голове, вот только я ничего не чувствовала. А в больнице меня встретил отец – я впервые видела, как он плакал. Он меня успокоил, сказал, что брат мой тоже жив.
У меня две девочки и мальчик. Когда они идут в детский сад, я не переживаю – Бог меня в страшной ситуации уберег, брата моего уберег и детей убережет.
Первые два года после штурма для меня самым тяжелым было видеть глаза моей мертвой одноклассницы, Иры Хадиковой. Пару лет она мне точно снилась.
Понимаете, когда мы с отцом в больнице встретились, там была Ирина мачеха, которая меня спросила: «Залина, что с Ирой?». И я ответила: «Она мертва». А она расплакалась. Сама Ира месяц-два числилась без вести пропавшей, поскольку ее тело так обгорело, что опознать его сразу было нельзя. И во снах она как бы укоряла меня: «Почему ты всем сказала, что я умерла? Посмотри, вот же я, живая».
У меня нет злости, я уже никого не виню – я не знаю, кто виноват в том, что столько народу погибло – власти или боевики. Всё равно уже ничего не изменишь. Пять моих погибших одноклассниц в какой-то момент сидели рядом со мной, потом я от них отсела.
Если бы я могла их как-то за собой утянуть, если бы я могла их местоположение как-то поменять, то, может, кто-то из них бы и выжил».


Источник – https://www.bbc.com/russian/features-49562787
Или здесь – https://news.mail.ru/society/38563845/

* * *
Фото 1. Залина Хадикова с братом Черменом.
_108581692_khadikova-1.jpg

Фото 2.
_108593446_gettyimages-1165653958.jpg

Фото 3.
_108593453_gettyimages-1165317219.jpg

Фото 4. Залина Хадикова с детьми.
_108581690_khadikova.jpg
Белый  голубь

Керчь. Трагедия 17 октября 2018 года. Царствие Небесное погибшим...

Вот фото жертв стрелка Владислава Рослякова, устроившего массовое убийство в колледже Керчи 17 октября 2018 года.
Все снимки погибших в результате бойни в учебном заведении города Керчи собрало издание "КП".
Среди погибших – пять преподавателей, остальные – студенты.
Светлая память всем погибшим... Пусть Всевышний упокоит их души...

Сотрудники и преподаватели:

lihzpk.jpg


Студенты:

1212121.jpg


Вот ещё студенты, погибшие в Керчи 17 октября 2018 года.

hvhegk.jpg