Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

Белый  голубь

Мой прадед Михаил Иванович.

Сегодня 28 июля 2018 года…
28 июля православные христиане отмечают день памяти святого равноапостольного князя Владимира. В этом году отмечается круглая дата с момента Крещения Руси – 1030 лет.

Сегодня исполнилось 22 года, как ушёл из жизни мой прадедушка Михаил Иванович. Он умер 28 июля 1996 года.
Царствие ему Небесное… Пусть Господь простит ему все согрешения вольные и невольные, и упокоит его душу в селениях праведных…
Вот что пишет о нём его внук Михаил Иванович, автор книги «Родные помня имена…». Некоторые эпизоды из жизни Михаила Ивановича. Рассказ называется «Механизаторы».

Механизаторы.

В этом очерке я хочу рассказать о скромном труженике Знобь-Новгородского колхоза «Маяк» Сенченко Михаиле Ивановиче, выходце из обычной крестьянской семьи. Он – мой дед по материнской  линии. Вся его трудовая жизнь была связана с техникой. С колхозом. Женился он на Надежде Александровне Головкевич – дочери раскулаченного.
Именно на мельнице Головкевича Александра Гавриловича механиком паровой машины и начинал свой трудовой путь Михаил Иванович. В числе первых он вступил в колхоз «Пробуждение» – так первоначально назывался колхоз, первым председателем которого был Снитко Федос Корнеевич.
Сначала трактористом, затем бригадиром тракторной бригады – так и проработал он всю свою жизнь в колхозе.
В 1933 году Сенченко Михаил Иванович стал первым трактористом в селе.
На Очкинском пенькозаводе стоял сломанный трактор марки «Фордзон». По настоянию моего деда колхоз купил этот трактор. Пришлось много повозиться молодому механику, почти заново собирая это «чудо техники» из запчастей. И вот, наконец-то, трактор заработал!
Михаил Иванович, гордо восседая на «Фордзоне», въезжает в Знобь-Новгородскую. Оконные стекла дребезжали от необычного грохота, издаваемого «Фордзоном». Черный дым со специфическим запахом кольцами вылетал из трубы. Первый трактор на селе! Одни с интересом бежали следом за ним, другие прятались, впервые столкнувшись с таким чудищем, медленно ползшим по селу на шипастых железных колесах. Шла весна 1933 года.
Александра Кирилловна Клецова хорошо запомнила этот день. Их, маленьких детей, испуганных сильным грохотом, мать на всякий случай спрятала под печь. Ведь люди тогда ещё не только тракторов, но и велосипедов не видели.
Нелегок был труд механизаторов. С утра до ночи в колхозе. Без отпусков, без выходных, без зарплаты. За трудодень. Люди просто были рады куску хлеба. Моя мать рассказывала, как они с сестрой Валентиной радовались, когда их отец приносил домой из колхоза кувшин с похлебкой.
Грянула война! Горе, слезы, расставание. В числе первых был мобилизован и Михаил Иванович – отец троих детей. Уже в Москве лейтенант обратил внимание на его изувеченную кисть правой руки.
– А что у тебя с рукой, Сенченко?
– Дак это яна попала у трансмиссию, коли я ище на мельнице робив.
– Так а на комиссии ты чего молчал? – воскликнул лейтенант.
– Дак нихто и ни попитав, – честно ответил рядовой.
Из Москвы его вернули домой. А там – паника. Смятение. Немцы наступают. Что делать? Куда с тремя детьми деться? Некуда…
Человек должен жить, кормить своих детей. Вернулся Михаил Иванович на мельницу. Мука нужна была всем. Много раз он рисковал, выполняя партизанские заказы.
Летом 1942 года Знобу оккупанты сожгли, население выгнали. Долгое голодное скитание по чужим селам, по чужим хатам, где часто приходилось спать на холодном земляном полу, так называемой доловке. Но наступил сентябрь 1943 года – год освобождения Знобы-Новгородской от захватчиков.
Михаил Иванович в числе других снова был мобилизован и оказался на фронте.

В одном бою они захватили новую исправную немецкую машину. Обступив её, солдаты с интересом разглядывали трофей. Но из всего взвода никто не мог ею управлять. Офицер нервничал. Предстоял большой переход. А ехать-то лучше, чем идти. Такой трофей и все без пользы! «Дозвольте мине поспробовать», – обратился к офицеру бывший тракторист. Тот с надеждой посмотрел на рядового Михаила и разрешил. Опытный тракторист быстро сориентировался в кабине немецкой машины. Как ни как, а с 1933-го года имел дело с иностранной техникой.
(В 1937 году ему уже можно было за это смело шить статью ВАТ – восхваление американской техники.). Не успел ещё завести машину, как в кузове уже сидели солдаты. Лихо хлопнув дверцей кабины, рядом с новоиспеченным шофером расположился лейтенант. Отступать некуда. Взялся за гуж – не говори, что не дюж. Быстро завели мотор. А раз мотор работает – надо ехать!
Так начались шоферские военные будни рядового Михаила Ивановича.
«Эх, путь-дорожка, фронтовая...». Сколько пришлось всего увидеть! С боями прошёл Польшу, Венгрию, Австрию. Награждён Михаил Иванович медалями: «За освобождение Варшавы», «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией». Имел много благодарностей.
Во время одного боя с ним произошел необычный эпизод. «Мы уже находились в немецких траншеях, – рассказывал Михаил Иванович. Вдруг прямо на меня из-за поворота траншеи выбежал немец и направил мне в грудь карабин с примкнутым, тускло блеснувшим тусклым штыком. Немец был пожилой. Несколько мгновений мы стояли глядя один одному в глаза. Немец не выстрелил, опустил винтовку и, повернувшись ко мне спиной, побежал. Не смог выстрелить и я в спину этого немецкого солдата…». Шёл бой, складывающийся из мгновений, секунд, помнящихся потом всю жизнь…
Но наступила долгожданная победная весна 1945-го года! Отсалютовал салют Победе. Глухо звякнули помятые алюминиевые кружки – фронтовики выпили за Победу и помянули погибших товарищей.
С тощими солдатскими вещмешками возвращались они домой. Вернулся домой и солдат Михаил. Иванович. Обнял выживших в военной круговерти жену и троих подросших детей. Это и есть человеческое счастье! Радости не было конца! – Пока солдаты воевали, бабы на коровах возили лес и рубили небольшие пятистенки. Но многие, конечно, продолжали жить в землянках. Александровна с меньшим сыном Петей из Брянского леса навозили на своей Лыске бревен и сделали хату. Стоит она и сейчас. Постаревшая, полусгнившая, но дорогая сердцу память. Ведь в ней проходило и наше с братом детство.

… Доработал Михаил Иванович до пенсии, сохранив со всеми механизаторами самые добрые дружеские отношения. Дружил он и с бригадирами соседних колхозов. Из мефедовского колхоза хорошим товарищем ему был Комячко Иван Антонович. Часто выручали они друг друга запчастями, а иногда, в знак дружеской встречи, могли и по стопке выпить. И даже внешне они были очень похожи друг на друга.
С большим уважением Михаил Иванович относился к стягайловскому бригадиру Татаринову Александру Васильевичу и его брату Петру Васильевичу. Приятельские отношения сложились у него и с глазовским бригадиром Дегтярь Александром Никифоровичем.
Люди жили, растили детей, работали, пахали, сеяли. До последнего дня трудился мой дед. Держал пасеку. И вот… 28 июля 1996 года Михаила Ивановича не стало. За два предшествовавших месяца ему не выплатили пенсию. Тогда это было в порядке вещей. На обращение моей матери, из райсобеса ответили: «На момент смерти Вы с ним не проживали». Таким образом чиновничество и здесь проявило свою античеловеческую суть. Это уже потом, спохватившись, примут закон – выплачивать родственникам. Да обошлись уже, не надо. Да и попривыкли уже к узаконенным грабежам. То тут, то там.
Об одном хочу попросить моих односельчан, земляков – пусть в нашей памяти навсегда останутся имена и образы этих скромных, добрых, душевных, беззаветных тружеников – землеробов колхоза «Маяк». Согласитесь, они достойны этого. Ведь они, а не кто-то другой, многие годы были нашими кормильцами.


Источник – из книги Михаила Старикова «Родные помня имена…».